Интернет-магазин ароматерапии Aromarti.ru

Интернет-магазин ароматерапии "Aromarti.ru"

Эфирные и базовые масла, аксессуары и компоненты для косметики

АРОМАТЕРАПИЯ - ЭТО ОБРАЗ ЖИЗНИ


О магазине  •  Как сделать заказ  •  Условия использования  •  Доставка и оплата  •  Контакты
Статьи  •  Новости  •  Новинки  •  Скидки  •  FAQ  •  Форум  •  Благотворительность

Самоконсервирующиеся косметические средства

Введение

Микробиологическая безопасность косметических продуктов всегда представляла особый интерес для промышленности, так как заражение микробами может привести к порче продукта, а если микробы патогенны, может возникнуть угроза для здоровья потребителей и возможность распространения инфекции. За исключением вазелина и продуктов, состоящих только из жиров, таких, как масла для тела или помады, современные косметические препараты, состоящие из многочисленных компонентов в водной среде, являются идеальной питательной средой для микроорганизмов.

Консерванты – это антимикробные химические вещества, которые добавляют в косметические препараты, чтобы защитить их от воздействия микробов, попадающих в них из сырья в процессе производства и использования косметики потребителями. По поводу безопасности традиционных / химических консервантов возникает много вопросов. Парабены, наиболее широко используемые во всем мире консерванты, обладают слабой эстроген-подобной активностью. В декабре 2005 года журнал “Cosmetic Ingredient Review“ вновь начал обсуждение оценки безопасности парабенов, поскольку были высказаны предположения о связи между присутствием парабенов в ткани молочной железы и раком молочной железы. Хотя Европейский Научный комитет определил, что нет необходимости изменять первоначальную оценку, многие потребители были обеспокоены влиянием парабенов на организм. Существуют также исследования безопасности других классов химических консервантов, выделяющих формалин, таких, как имидазолидинил - и диазолидинилмочевина, которые, как считается, вызывают кожные реакции у чувствительных людей и аллергию на изотиазолиноны, что было предметом многочисленных публикаций.

В последние годы наблюдается растущий интерес к разработке косметических препаратов без консервантов. Водные композиции без консервантов могут быть микробиологически стабильными при стерильном производстве и в соответствующей упаковке. Однако для большинства водных композиций в многоразовой упаковке этот метод не подходит. Следует отметить, что общее определение «без консервантов» означает, что продукт не содержит веществ, которые классифицируются в качестве консервантов в соответствии с законодательством о косметических продуктах. Поэтому использование термина «самоконсервирующийся» является более целесообразным. В самоконсервирующихся препаратах традиционные консерванты заменяют на другие косметические ингредиенты с антимикробными свойствами, которые еще не признаны Европейским Научным комитетом в качестве консервантов. По этой причине они не перечислены в Приложении VI Директивы ЕЭС 76/768/EEC и в поправках к ней (2003/15/EC, 2007/17/EC и 2007/22/EC), которые содержат список всех веществ, разрешенных для использования в косметике в качестве консервантов. Производство самоконсервирующихся косметических средств осуществляется согласно принципам "барьерной технологии", которая применяется для контроля над безопасностью продукции в пищевой промышленности с 1970-х годов. Этот термин означает, что при производстве используется сочетание различных охраняющих факторов, или барьеров, для того, чтобы предотвратить доступ микроорганизмов в конечный продукт и для создания в продукте среды, враждебной для микробов. Цель технологии состоит в том, чтобы блокировать рост микроорганизмов с помощью различных препятствий, которые должны уменьшить количество микроорганизмов. Каждое препятствие должно уменьшить выживаемость микробов с тем, чтобы по мере прохождения барьеров число выживших микробов будет постоянно уменьшаться и в конечном итоге достигнет нуля. Эта статья представляет краткий обзор методов, используемых для производства косметики с нетрадиционными консервантами в рамках концепции барьерной технологии.

Основные принципы технологии самоконсервирования:
1. Стандарт GMP («Good Manufacturing Practice», надлежащая производственная практика)
2. Соответствующая упаковка
3. Форма эмульсии
4. Активность воды
5. Контроль pH
6. Многофункциональные антимикробные ингредиенты

Стандарт GMP
При производстве косметической продукции с использованием как традиционных, так и альтернативных консервантов необходимо строго придерживаться международного стандарта GMP. Приготовление косметического продукта в строго асептических условиях должно препятствовать проникновению микроорганизмов. Фильтрация воды и радиационные системы, положительное давление, тестирование сырья на микробы, дезинфекция оборудования и надлежащим образом обученный и экипированный персонал могут значительно снизить опасность загрязнения. Таким образом, при производстве косметики предлагается использование строго асептических условий, особенно когда в состав препарата входит самоконсервирующаяся система.

Соответствующая упаковка
Для защиты продукта от всех загрязнений широко используется воздухонепроницаемая упаковка. Чтобы затруднить доступ микроорганизмов к продуктам, специально разрабатываются новые виды контейнеров и бутылок. Тюбики, которые широко используются в фармацевтической промышленности, намного лучше, чем банки с широким горлышком и плоской пробкой, потому что носик тюбика открывает меньшую поверхность для возможного загрязнения. Есть тюбики с обратным клапаном, чтобы после нажатия туба не засасывала воздух. Наиболее безопасные упаковки – одноразовые, блистерные, небольшие саше и капсулы для однократного применения.

Низкая активность воды
Поскольку для роста микроорганизмы нуждаются в воде, препараты, которые ограничивают доступность воды, становятся для них одним из барьеров. Термин «активность воды» (aw) характеризует количество биологически доступной воды в косметических препаратах и определяется путем сравнения давления паров над препаратом, содержащим воду, с давлением паров над чистой водой. Активность воды может быть уменьшена путем использования водных веществ, связывающих воду, таких, как соли, высокомолекулярные спирты, гидролизаты белка, аминокислоты и гидроколлоиды. Различные классы микроорганизмов имеют разную устойчивость к низкой aw. Бактерии обычно более нуждаются в воде, чем дрожжи, а дрожжи больше, чем плесень. Грамотрицательные бактерии более чувствительны к низким значениям aw, чем грамположительные. Чаще всего для снижения aw используются сорбит и глицерин в концентрации около 20%. Однако высокие концентрации высокомолекулярных спиртов, как правило, придают продукту липкость. Недавно появились сведения о том, что глицерилполиакрилатный гель, состоящий из воды, полиакрилата натрия и высокомолекулярных спиртов, таких, как глицерин и этоксидигликоль, успешно сохраняет эмульсии типа «масло в воде» (O/W) и водные составы. Прозрачные вязкие гидрогели этого нового семейства гелей поглощают воду из окружающей среды и, следовательно, лишают микроорганизмы свободной воды, необходимой для их выживания. Кроме того, гидрогели не токсичны, не вызывают раздражения и очень хорошо увлажняют кожу.

Форма эмульсии
Было высказано предположение, что эмульсии типа «вода-масло» (W/O), где масло является непрерывной фазой, менее склонны к повреждению микробами, чем препараты O/W, что не исключает необходимости применения консервантов. Тем не менее, это ставит еще один барьер для микроорганизмов.

Контроль рН
Концентрация ионов водорода (рН) является важным фактором для жизнеспособности микробов. У каждого организма существует оптимальный рН для роста. Темпы роста микроорганизмов в целом уменьшаются, когда рН отклоняется от нейтрального. Хотя многие дрожжи и плесневые грибки в состоянии переносить кислый рН, многие микроорганизмы испытывают метаболические повреждения или стресс при экстремальных рН - меньше 4 или больше 10. Продукты с низким или высоким рН, т.е. кремы с альфа -гидроксикислотой, депилляторы и краски для волос, соответственно, менее восприимчивы к загрязнению микробами. С другой стороны, изменение рН до низких или высоких значений проблематично, особенно для препаратов, наносимых на кожу, так как избыток кислотности или щелочности может вызвать раздражение кожи.

Многофункциональные антимикробные ингредиенты
Согласно регулирующим актам Евросоюза разрешается использование только тех консервантов, которые перечислены в 7-й поправке Приложения VI к Директиве «Безопасность и качество парфюмерно-косметической продукции». Однако антимикробными свойствами обладают многие косметические ингредиенты, такие, как спирты, эфирные масла, экстракты и поверхностноактивные вещества. Эти материалы, которые используются из-за благотворного влияния на кожу и могут способствовать сохранению препаратов, не указаны в качестве консервантов в Приложении VI. Тщательно отбирая эти компоненты, можно уменьшить использование традиционных/химических консервантов или отказаться от него и создавать препараты с улучшенными дермокосметическими свойствами. Ниже перечислены некоторые альтернативные консерванты.

Среднецепочечные полярные соединения
Каприлилгликоль
Антимикробная активность вицинальных диолов начинается с небольшой длины цепи и увеличивается от бутандиола к октандиолу. Активность 1,2-диолов с более длинной цепью быстро уменьшается из-за их ограниченной растворимости в воде. 1,2-октандиол, или каприлилгликоль (соединения 1, Таблица 1) является линейным C8 диолом с увлажняющими свойствами. Кроме того, из-за его хорошего растворения в неполярных и полярных жидкостях и среднего размера молекулы он обладает очень интересным свойством изменять вязкость, особенно O/W эмульсий. Эти функции каприлилгликоля дополняются его антимикробными свойствами, которые могут усиливать активность химических консервантов. По данным экспериментов с O/W эмульсиями, сочетание 0,3% каприлилгликоля с традиционными консервантами Phenonip ® или Euxyl K702 ® (феноксиэтанол/бензойная кислота и дегидроуксусная кислота) в концентрациях приблизительно 50% от рекомендуемых привело к значительному улучшению антимикробной активности консервантов. Как показано на рис. 1а, 0,5% одного Phenonip ® через 28 дней было недостаточно, чтобы влиять на рост грибков и кишечной палочки. Напротив, добавление 0,3% каприлилгликоля существенно улучшило контроль над ростом этих микроорганизмов. Поддерживающая активность каприлилгликоля с Euxyl K702 ® представлена ​​на рис. 1b. В то время как действие 0,3% Euxyl K702 ® было недостаточно против кишечной палочки и Aspergillus niger, добавление 0,3% каприлилгликоля привело к полной ликвидации кишечной палочки и значительному снижению количества A. niger. Есть сообщение о том, что каприлилгликоль в качестве единственного консерванта в концентрации 0,5-1% обеспечивал сохранение различных O/W и водных препаратов.

Таблица I. Химическая структура а) многофункциональных антимикробных ингредиентов, т.е. каприлилгликоля (1), каприлата глицерина (2), капрата глицерина (3), фенилэтилового спирта (4) и этилгексилглицерина (5) и b) компонентов растительных экстрактов с антимикробными свойствами, т.е. карвакрола (6), тимола (7), тотарола (8) и усниновой кислоты (9).




КОЕ г-1
Микроорганизмы

Рисунок 1. Сравнение результатов тестов действия сочетаний химических консервантов и каприлилгликоля через 28 дней против: #1: золотистого стафилококка Staphylococcus aureus, # 2: синегнойной палочки Pseudomonas aeruginosa, # 3: кишечной палочки Escherchia coli, # 4: кандиды Candida albicans и № 5: черной аспергиллы Aspergillus niger. (a) = 0,5% Phenonip, B = 0,5% Phenonip + 0,3% каприлилгликоль. (б) С = 0,3% Euxyl K702, D = 0,3% Euxyl K702 + 0,3% каприлилгликоля.

Жирные кислоты и их моноэфиры
Среднецепочечные насыщенные жирные кислоты, такие, как гептановая (С7), каприловая (C8), каприновая (С10) и лауриновая кислоты (С12) и их эфиры с глицерином или пропиленгликолем обладают активностью in vitro против вирусов с оболочкой и различных бактерий и грибков, причем моноглицериды активны, а диглицериды и триглицериды неактивны. Что касается моноэфиров глицерина, равновесие между липофильной и гидрофильной частями является решающим. Существует изменение свойств молекул от эмульгирующих до антибактериальных при изменении длины цепи от С8 до С12. Ингибирующие свойства, если их выражать в минимальной ингибирующей концентрации (МИК), достигают пика в алифатической цепи C12 и быстро убывают при значениях менее 8 или больше 12. Напротив, эмульгирующая способность моноэфиров глицерина каприловой, каприновой и лауриновой кислоты полностью отсутствует. Механизм, посредством которого моноглицериды убивают бактерии, еще не полностью выяснен, но электронномикроскопические исследования показывают, что они разрушают клеточные мембраны, оставляя нетронутыми бактериальные клетки. Глицерилкаприлат и глицерилкапрат (соединения 2 и 3, Таблица I) в концентрации 0,5-1% эффективно сохраняли эмульсии O/W, гели для душа и шампуни.

Фенилэтиловый спирт
Фенилэтиловый спирт (соединение 4, см. Таблицу 1) вызывает быстрые и обратимые нарушения проницаемости бактериальных клеток. Это изменение мембран приводит к дезинтеграции многих внутриклеточных функций и ингибированию синтеза ДНК.
Сочетание фенилэтилового спирта с каприлилгликолем оказывает синергическое антимикробное действие, так как смачивающая способность каприлилгликоля может увеличить проникновение фенилэтилового спирта в клетку. Раствор, состоящий из 56-60% фенилэтилового спирта и 44-40% каприлилгликоля, обладает МПК 1750-3000 частей на миллион против золотистого стафилококка, кишечной палочки, синегнойной палочки, Candida flbicans и А. niger и широко используется в концентрации 0,6-1,5% для сохранения различных составов, например, эмульсий O/W и W/O и водных препаратов.

Этилгексилглицерин
Этилгексилглицерин, или 3 - [(2-этилгексил) окси] -1,2-пропандиол (соединение 5, см. Таблицу 1) является моноалкиловым эфиром глицерина и используется из-за его дезодорирующих, смягчающих, увлажняющих и солюбилизирующих отдушки свойств. Он активен в отношении некоторых грамположительных коринебактерий, вызывающих запах тела, но против грамотрицательных бактерий, дрожжей или плесени активности не было обнаружено. Поскольку его гидрофильно-липофильный баланс составляет 7,4, он уменьшает поверхностное натяжение клеточной мембраны микроорганизмов и улучшает контакт других антимикробных веществ с клеточной мембраной. Поэтому сам по себе этилгексилглицерин не может эффективно сохранять косметическую продукцию, но используется в качестве усилителя деятельности альтернативных или химических консервантов, таких, как 1,2-пентандиол или феноксиэтанол. В концентрации 0,5% этилгексилглицерин часто включают в самоконсервирующиеся препараты в сочетании с 3,0% 1,2-пентандиолом.

Хелаторы
Хелаторы - ЭДТА, молочная кислота, лимонная кислота и фитиновая кислота, - увеличивают проницаемость клеточных мембран и делают их более чувствительными к антимикробным препаратам. Липополисахариды клеточной стенки грамотрицательных бактерий, как полагают, защищают цитоплазматические мембраны от контакта с антимикробными препаратами. Кроме того, хелаторы блокируют железо, необходимое для роста и метаболизма микробов. Таким образом, хелаторы могут быть важными составляющими в повышении эффективности антимикробных препаратов для борьбы с грамотрицательными бактериями, которые, как известно, имеют повышенную устойчивость к антимикробным препаратам. Многие исследователи сообщают о синергическом действии ЭДТА с синтетическими или альтернативными консервантами. Однако из-за медленной биодеградации использование ЭДТА пока под вопросом, но быстро биоразлагаемый хелатор - фитиновая кислота - может заменить ЭДТА.

Фенольные антиоксиданты
Основной функцией фенольных антиоксидантов является задержка самоокисления ненасыщенных масел, которое может повлиять на цвет и запах продукта. К ним относится, например, пропилгаллат – водорастворимое вещество с антиоксидантными и антимикробными свойствами, эффективное против бактерий и грибов в концентрации 0,5%. Кофейная, кумаровая и феруловая кислоты также обладают антимикробной активностью. Так как антиоксиданты участвуют в реакциях окисления, с течением времени их концентрация в препаратах постепенно уменьшается, поэтому нужно быть уверенными, что снижение концентрации антиоксидантов не приведет к значительному уменьшению их антимикробной активности в косметическом препарате.

Эфирные масла и экстракты растительного происхождения
Природа располагает широким спектром механизмов защиты от микроорганизмов. Хотя природное происхождение соединения само по себе не гарантирует его лучшие дерматологические и токсикологические свойства, в целом оно более способно к биодеградации.

Существуют растительные эфирные масла и экстракты, которые обладают отличными антимикробными свойствами и используются отдельно или в сочетании с химическими консервантами для сохранения косметических продуктов. Эфирные масла относятся к тонким, ароматическим и летучим жидкостям, выделенным из различных частей растения путем дистилляции: цветов, семян, листьев, стеблей, коры и корней травы, кустарников и деревьев. Экстракты представляют собой сложные смеси неароматических соединений, выделенных из различных частей растений посредством экстракции соответствующими растворителями. Эфирные масла и экстракты, как самоконсервирующиеся природные системы, являются экономически эффективными, а в некоторых случаях могут повысить дермокосметические свойства конечного продукта. Но их применение в качестве противомикробных добавок в косметические препараты не всегда оправданно. Во-первых, они гораздо более специфичны, чем синтетические консерванты, и поэтому должны быть тщательно отобраны, чтобы защитить продукт от широкого спектра микроорганизмов. Во-вторых, в некоторых случаях они аллергенны. Кроме того, эфирные масла, как правило, обладают сильным запахом при использовании в эффективных концентрациях, что может быть весьма неподходящим для некоторых видов продукции, например, наборов для макияжа. В некоторых случаях наблюдалось уменьшение их антимикробного действия из-за нестабильности и липофильности.

Эфирное масло тимьяна обыкновенного
Эфирное масло тимьяна обыкновенного Thymus vulgaris (Lamiaceae) часто включают в средства гигиены и ухода за кожей, такие, как мыло, зубные пасты, гели для душа, шампуни, дезодоранты и лосьоны для тела из-за его очищающих и тонизирующих свойств. Масло также обладает антимикробными свойствами, которые присущи главным образом его фенольным компонентам, тимолу и карвакролу (соединениям 6 и 7, см. таблицу). Фенолы действуют, разрушая клеточные мембраны и неспецифически денатурируя цитоплазму, клеточную стенку и мембраны. Масло в концентрации 3% доказало свою эффективность в отношении золотистого стафилококка и синегнойной палочки, удовлетворяющую критерию А теста Европейской фармакопеи. Однако ни в одном составе оно не соответствовало требованиям критериев А и В против A. niger или против С. albicans в креме O / W .
Синергичные сочетания фракций трав душицы обыкновенной Origanum vulgare, тимьяна обыкновенного Thymus vulgaris, розмарина лекарственного Rosmarinus officinalis, лаванды лекарственной Lavandula officinalis, корицы Cinnamomum zeylanicum и гидрастиса канадского Hydrastis canadensis
Антимикробная активность душицы обыкновенной (Lamiaceae) и тимьяна обыкновенного (Lamiaceae) приписывается вышеупомянутым фенольным компонентам, карвакролу и тимолу. Эфирные масла розмарина лекарственного (Lamiaceae) и корицы (Lauraceae) используют из-за их антимикробных свойств. Есть сообщения также о высокой консервационной способности лаванды лекарственной (Lamiaceae) благодаря высокому фенольному коэффициенту. Известна также антимикробная активности берберина и гидрастиса (Hydrastis Canadensis, Ranunculaceae). Эффективный антимикробный препарат, содержащий фракции этих трав, был разработан и был эффективен против многих микроорганизмов, в том числе тех, которые могут быть внесены в косметическую продукцию. Смесь называется Biopein ® и в концентрации 0,15-0,3% активна против S. aureus, E. coli, Salmonella typhimurium, Klebsiella pneumoniae, P. aeruginosa и C. albicans.


Масла полыни горькой Artemisia afra и дикого розмарина Pteronia incana
Наиболее часто в основных соединениях эфирных масел двух африканских ароматических растений Artemisia afra и Pteronia incana встречались камфара, 1,8-цинеол и пинен. Однако некоторые важные соединения были специфичны только для одного конкретного масла. Это были 3-туйанол, основной компонент масла Artemisia afra и р-мента-8-ен-2-ол, основной компонент масла Pteronia incana. Некоторые из этих соединений обладают антимикробной активностью. В одном из исследований был приготовлен косметический крем с каждым маслом отдельно в качестве единственного консерванта при трех различных концентрациях 0,5, 1,0 и 1,5%. Оба масла вызвали снижение количества микробов, хотя их активность изменялась в зависимости от вида исследуемого микроорганизма, а также от типа и концентрации масла, причем масло полыни горькой оказалось наиболее эффективным. Таким образом, эти масла могут рассматриваться в качестве альтернативных консервантов.

Эфирное масло горной мяты Calamintha officinalis
Горная мята Calamintha officinalis (Lamiaceae) обычно произрастает в сухих местах и используется в кулинарии, а также как потогонное и отхаркивающее средство. Есть сообщения о его консервирующих свойствах в культуральной среде и в косметическом креме. Карвон, основной компонент эфирного масла Calamintha officinalis, широко используется в качестве ароматизатора косметики и усиливает проникновение веществ через кожу.

Недавно масло было испытано в качестве консерванта двух популярных продуктов, косметического крема и шампуня. Результаты испытаний наглядно продемонстрировали, что эфирное масло Calamintha officinalis в концентрации 2,0% снижало количество микробов, удовлетворяя критериям А и В Европейской фармакопеи относительно крема O / W и шампуня.

Экстракт Lonicera caprifolium и экстракт Lonicera japonica
Каприфоль Lonicera caprifolium и японская жимолость Lonicera japonica (Caprifoliaceae) под коммерческим названием «жимолость» были использованы для лечения простуды, гриппа, цистита и артрита. Экстракты их цветов в концентрации 0,1-0,2% обладают бактериостатическим и фунгистатическоим действием. При испытании препаратов типа Ο / W и водных составов, содержащих экстракты Lonicera экстракты в сочетании с глицерилкаприлатом, все препараты O / W (кондиционирующий крем, пилинг-крем, молочко для тела и очищающее молочко) и шампунь, содержащий экстракты Lonicera 0,2% и 1% каприлата глицерина, соответствовали критериям Европейской Фармакопеи.

Пример тестирования молочка для тела приведен на рис. 2.


КОЕ-1
дни
S.aureus
P. aeruginosa
E. coli
C. albicans
A. niger

Рисунок 2. Эффективное торможение роста грамположительных, грамотрицательных бактерий и грибков с помощью сочетания 0,2% экстракта Lonicera и 1% каприлата глицерина в молочке для тела.

Однако, как показано на рис. 3, гидрозоль, в котором содержалось более 99% воды и 0,25% экстракта Lonicera, в отношении С. albicans соответствовал только критерию B.




уменьшение - логарифм КОЕ-1
дни
кондиционирующий крем
шампунь
пилинг-крем
молочко для тела
очищающее молочко
Рисунок 3. Эффективное торможение роста штамма Candida albicans ATCC 10231 экстрактами Lonicera и каприлатом глицерина в кондиционирующем креме, шампуне, пилинг-креме, молочке для тела и очищающем молочке. Сохранение гидрозоля с 0,25% экстрактом Lonicera было минимальным.

Эфирное масло чайного дерева Melaleuca Alternifolia
Масло, полученное из листьев Melaleuca alternifolia (Myrtaceae), содержит в основном терпинен-4-ол, α-и γ-терпинены, 1,8-цинеол и р-цимол. Антимикробным активным компонентом масла чайного дерева является терпинен-4-ол. При использовании в косметике концентрация терпинен-4-ола должно быть не менее 30%, в ​​то время как концентрация 1,8-цинеола не должна превышать 15%, так как он может быть аллергеном. Масло чайного дерева активно в отношении многих бактерий, в т.ч. S. aureus, Staphylococcus epidermidis, Propionibacterium acnes, Pseudomonas aeruginosa, E. coli и грибков C. albicans и A. niger. Его добавляют в средства для гигиенического мытья рук и составы, предназначенные для лечения умеренно выраженной угревой сыпи, фурункулов и незначительные раневых инфекций. В концентрации 0,5% оно успешно используется в качестве альтернативного консерванта.

Хитозан - девясил высокий Inula helenium (смесь CI)
Хитозан - химическое название поли [β-(1-4)-2-амино-2-дезокси-D-глюкоза] производится путем деацетилирования хитина, который добывается из раковин крабов и креветок. Хитин и хитозан - нетоксичные материалы с антимикробными, антиоксидантными, противоопухолевыми и иммунноактивирующими свойствами. Было высказано предположение, что антибактериальная активность хитозана связана со свободной положительно заряженной аминогруппой С-2 глюкозамина. Это аминогруппа образует ионные связи с отрицательными зарядами на клеточной стенки грамположительных и грамотрицательных бактерий, препятствуя их росту. MIC хитозана против бактерий и дрожжей составляет 0,9-3,0 мг / мл-1, а MIC хитозана против A. niger - более 5 мг / мл-1. Напротив, недавнее исследование показало, что MIC Inula helenium против A. niger была ниже 1,0 мг/мл--1. Девясил высокий, Inula helenium (Asteraceae) - многолетнее растение, распространенное в Корее, Китае и на Европейском континенте. Хотя активные компоненты девясила точно неизвестны, было показано, что экстракты из его корней и стеблей обладают консервирующими, противовоспалительными и инсектицидными свойствами.

Была оценена консервирующая способность новой системы, названной смесью CI, содержащей порошок хитозана и порошок экстракта Inula helenium в соотношении 1: 3, со значением MIC против бактерий и грибов 1,0-4,0 мг / мл-1. Смесь была внедрена в концентрации 5-10% в эмульсионные косметические препараты, лосьон-тоник кожи и упаковку. В препаратах O / W и лосьоне-тонике она оказывала достаточную защиту против S. aureus, P. aeruginosa, C. albicans, A. niger и E. coli, но была неэффективна для защиты упаковки, возможно, из-за связывания хитозана с полимерами препарата.

Тотарол
Тотарол, или 14-изопропил-8,11,13-подокарпатриен-13-ол (соединение 8, см. Таблицу 1) является дитерпеноидом фенола, выделенным из растения ногоплодник наги Podocarpus nagi (Podocarpaceae). Тотарол обладает сильной активностью в отношении грамположительных бактерий, таких, как P. acnes, S. aureus, Streptococcus mutans и Mycobacterium tuberculosis. Это также мощный антиоксидант. Механизм его действия остается неясным, хотя есть предположения о различных механизмах антибактериальной активности тотарола: ингибирование потребления кислорода микробами, нарушение биосинтеза бактериальной клеточной стенки, разрушение фосфолипидов мембран бактерий. Из-за его антимикробных свойств тотарол добавляют в зубные пасты и жидкости для полоскания рта и в составы для лечения акне и также используют в косметике как альтернативный консервант.

Усниновая кислота
Усниновая кислота, или 2,6-диацетил-7,9-дигидрокси-8,9b-диметил-1,3(2H,9bH)-дибензофурандион (соединение 9, см. Таблицу 1) является производной дибензофурана с бензоловым ядром, несущим фенольные группы. Она добывается из лишайников, Usnea barbata (Usneaceae), Parmelia caperata (Parmeliaceae), Cladonia rangiferina (Cladoniaceae) и других. Она существует в двух энантиомерных формах, в зависимости от стереохимии угловой метильной группы в хиральной позиции 9b. Оба оптические антипода активны в отношении грамположительных бактерий и микобактерий. Staphylococcus aureus, S. mutans, Mycobacterium aurum, некоторые виды Enterococcus, Clostridium and Propionibacterium чувствительны как к (+), так и (-)-усниновой кислоте.

Однако (+)-усниновая кислота оказывает лучшее действие по сравнению с его энантиомером против S. mutans, выделенной при стоматологический патологии человека. (+)-усниновая кислота была эффективно использована в жидкости для полоскания рта и зубной пасте против кариеса и заболеваний пародонта. Так как усниновая кислота действенна против грамположительных организмов, являющихся основной причиной возникновения запаха тела, она была использована в спреях-дезодорантах. Косметическая добавка под названием usnic acid multisolubilis, которая является этоксидигликолевым экстрактом из Usnea barbata и Cladonia rangiferina и содержит 10% усниновой кислоты, была протестирована на сохранение увлажняющего O / W крема. Как показано на рис. 4, добавление 2,5% usnic acid multisolubilis (0,25% чистой усниновой кислоты) придало препарату значительную активность в отношении грамположительных бактерий (Streptococcus aureus и Streptococcus faecalis), в то время как грамотрицательные бактерии и грибы оказались чрезвычайно устойчивы. Хотя повышение концентрации до 5% (0,5% чистой усниновой кислоты) привела к полной ликвидации грамположительных бактерий и 40% уменьшению живых грибков, активность в отношении грамотрицательных бактерий не была обнаружена. В концентрации 10% (т.е. 1% чистой усниновой кислоты) была выявлена активность ​​против грамотрицательных бактерий P. aeruginosa и Providencia rettgeri) и грибков (A. niger и C. albicans).


Рисунок 4. Сравнение активности 0,25%, 0,50% и 1% чистой усниновой кислоты на 14-й день против #1: грамположительных бактерий (Staphylococcus aureus and Streptococcus faecalis), # 2: грамотрицательных бактерий (Pseudomonas aeruginosa and Providencia rettgeri) и #3: грибков (Aspergillus niger и Candida albicans).

Ингредиенты ароматических веществ
В состав ароматических веществ входят более или менее летучие соединения. Химический состав антимикробных ароматических веществ не слишком сильно отличается от антимикробных эфирных масел и экстрактов. Наиболее активными соединениями являются различные альдегиды и спирты - ароматические, алифатические или терпены, а также органические кислоты. В прошлом ароматические смеси в основном состояли из бензилацетата, фенилэтилового спирта и линалоола, которые использовали, чтобы уменьшить количество парабенов в косметических препаратах. Сейчас коммерчески доступны антимикробные отдушки. Их основными компонентами являются п-анисовая кислота (п-метокси-бензойная кислота) и левулиновая кислота (4-оксовалериановая кислота). п-анисовая кислота содержится в анисе обыкновенном (Pimpinella anisum) и других травах, а левулиновая кислота была обнаружена как побочный продукт в производстве диосгенина из дикого ямса (Dioscorea villosa).

Выводы
Исследования, которые ставят под сомнение применение некоторых традиционных/химических консервантов, а именно парабенов, веществ, высвобождающих формальдегид и изотиазолинонов, и растущее стремление потребителей к "натуральным" продуктам побудили косметическую промышленность к разработке новых методов консервации. «Барьерная технология», которую используют для контроля над безопасностью продукции в пищевой промышленности с 1970-х годов, нашла применение в производстве самоконсервирующейся косметики. Приближение к современным стандартам GMP и использование соответствующей упаковки в сочетании с контролем важнейших факторов, обусловливающих рост микроорганизмов, т.е. активности воды и рН, может заметно уменьшить количество традиционных/химических консервантов, необходимых для стабильности косметических препаратов. В самоконсервирующихся препаратах традиционные консерванты заменены на другие косметические ингредиенты с антимикробными свойствами, т.е. каприлилгликоль, каприлат глицерина, растительные эфирные масла и экстракты. Эти материалы, которые используют из-за их благотворного влияния на кожу, одновременно способствуют сохранению препаратов. Они не перечислены в Приложении VI Директивы Комиссии 76/768/ЕЭС и поправкам к Директиве (2003/15/EC, 2007 / 17/EC и 2007/22/EC). Однако использование таких альтернативных или природных веществ все же не обеспечивает полного уничтожения неблагоприятных воздействий, раздражения кожи или сенсибилизации. "Идеальное решение", которое заменит традиционные/химические консерванты и будет абсолютно безопасным, эффективным и совместимым для всех косметических препаратов, пока не найдено.

Источник:Varvaresou A, Papageorgiou S, Tsirivas E, Protopapa E, Kintziou H, Kefala V, Demetzos C.Self-preserving cosmetics. Int. J. Cosmet .Sci. 2009 Jun;31(3):163-75.

Перевод и редактирование: GMT

Любое копирование ЗАПРЕЩЕНО!!! 

 

Дата: Воскресенье, 10 Апреля 2011