Ладан - смола с целебной силой

Доктор Ганс Лаутеншлегер (Dr. Hans Lautenschläger)
Опубликовано в medical Beauty Forum 2015 (4), 12-16

Ладан ("Босвеллия") стал весьма важным в различных культурах и религиях: жизнестойкость этого дерева, растущего в Азии и полупустынях Африки легендарна, а знанияплемен о мистических и целебных свойствах его смолы заполняют целые библиотеки. Сегодняшняя наука все еще ценит его специфические свойства. Так что же делает ладан настолько ценным?

Конечно же, не только отличные клеящие характеристики горячей смолы, которые были известны уже в древности. В немецком языке, ключ к разгадке находится в названии семейства, поскольку Босвеллия (Boswellia) принадлежит к - в буквальном переводе - " дерево семейства бальзамов" или Бурзеровые (Burseraceae) (дерево семейства благовоний): оно поставляет бальзам.

Бальзамы – очень вязкие выделения растений. Неводные жидкости богатые смолами, такие как ладан, бензоин, мирра и перуанский бальзам также содержат:

- эфирные масла,
- свободные кислоты,
- ароматические эфиры корицы, бензойной кислоты и ароматические альдегиды.

Сегодня бальзамами часто называют мази, кремы, олеогели. В этом контексте термин относится к приятно пахнущим и успокаивающим продуктам для ухода за кожей. Область применения смолы ладана, однако, более диверсифицирована и включает:

- дерматологию и уход за кожей,
- хронические воспалительные заболевания кишечника,
- ревматические заболевания,
- болезни органов дыхания,
- опухоли.

Соответственно, ладан входит в составы мазей (местного, ректального применения), кремов (местного применения), капсул (перорального применения), таблеток (перорального применения) и суппозиториев (ректального применения). Индийский ладан был включен в виде монографии в Европейскую фармакопею (Ph. Eur.). Фармацевтический термин – Оlibanum. Однако, несмотря на многочисленные исследования in vitro и in vivo, сегодня на рынке нет ни одного обычного лекарственного препарата на основе ладана, лицензированного ЕС.[2] Тем не менее, на основании вышеупомянутой монографии, аптеки готовят отдельные импровизированные композиции.

Экстракты смолы ладана используются в импровизированных составах и в уходе за кожей, а также в адъювантной корнеотерапии [3] для лечения кожных заболеваний и для профилактики кожных заболеваний, в случаях

- воспалительных кожных реакций,
- солнечной эритемы,
- акне,
- розацеа,
- периорального дерматита,
- атопической кожи и барьерных расстройств,
- старческого кератоза,
- псориаза.

В этом контексте, ингредиенты ладана, их эффекты, их содержание в определенных видах ладана и особенности их производства представляют интерес в настоящее время. Основными видами ладана являются:

- Boswellia Serrata ("Индийский ладан") происходит из Индии и является составной частью аюрведической народной медицины.
- Boswellia Sacra ("Арабский ладан") берет свое начало в Египте, Сомали, Омане и Йемене. Характерный дым, который образуется при сжигании благовония, используется в различных религиозных организациях и общинах для освящения объектов культа или культовых персон.
- Boswellia Сarteri аналогична Boswellia Sacra.

Доля смолы в Boswellia Sacra и, соответственно, в Boswellia Сarteri составляет около 66%, тогда как в Boswellia Serrata содержится около 56% .[4] Cмолы содержат множество компонентов, которые варьируются в зависимости от происхождения и возраста соответствующих деревьев. Отсюда-то и трудности в сравнении результатов, опубликованных медицинских и биохимических исследований, тем более, что смолы используются в виде

- необработанных смол или
- экстрактов смол, полученных через различные производства и технологические процессы, к тому же
- исследования in-vitro или in-vivo проводятся по-разному.

Смола в качестве активного агента

Нет ничего необычного в том, что эффекты и взаимодействие в определенной степени теряются, когда исследование эффекта натурального продукта - в этом случае смолы – проводится на ее экстрактах и фракциях вплоть до изолированных отдельных веществ. Хотя также отношение доза-ответ, не обязательно имеет явную корреляцию. Однако, достигнут широкий консенсус в отношении того, что следующие смоляные кислоты имеют характеристики активных агентов.

- α- и β-босвеллиевые кислоты, а также их 3-позиционное ацетилированное производное
- 3-ацетил-11-гидрокси-β-босвеллиевая кислота
- 11-кето-β-босвеллиевая кислота (КБК)
- 3-ацетил-11-кето-β-босвеллиевая кислота (AKBК)

Самая высокая фракция AKBК присутствует в смоле Boswellia Sacra, примерно 4%. [4] Некислотный сопутствующей компонент – инценсол (incensol). Доказано in-vitro, что его ацетат, присутствующий только в Boswellia Papyrifera [5], обладает противовоспалительными функциями.

Экстракты ладана, используемые для ухода за кожей, часто стандартизированы и содержат до 75% органических кислот. Среди них 40% β-босвеллиевой кислоты и 25% 3-ацетил-11-кето-β-босвеллиевой кислоты. Эти экстракты в значительной степени свободны от эфирных масел и слизи цельной смолы и, следовательно, только слегка, напоминают изначально бальзамический аромат ладана.

В то время как смола, как уже упоминалось выше, имеет ярко выраженные характеристики клея, экстракты часто встречаются в виде порошка и из-за высокомолекулярных пентациклических тритерпеновых структур босвеллиевых кислот очень трудно растворимы. Оба свойства создают неудобство при приготовлении приемлемых средств по уходу за кожей с хорошими тактильными характеристиками и эффективной дозой. Поэтому косметическая промышленность прибегает к нанотехнологическим процедурам:

- В случае твердых наночастиц [6,7] порошкообразные сухие экстракты измельчают и/или гомогенизируют, а затем диспергируют в водной среде и стабилизируют добавками. В зависимости от состава добавок, наночастицы и их дисперсии являются либо биоразлагаемыми, либо не поддаются биологическому разложению.

- Жидкие наночастицы [8] производятся посредством гомогенизации под высоким давлением из стандартизированных экстрактов и фосфатидилхолина. Они являются биоразлагаемыми и сливаются с бислоями кожного барьера, из которого, затем, различные компоненты высвобождаются контролируемым образом.

Сочетание с фосфолипидами (лецитином) увеличивает пероральную доступность экстрактов. [9] Поскольку фосфатидилхолин является эффективным против расстройств ороговения, то нанодисперсии также можно применять при этих показаниях. Нанодисперсии можно наносить на кожу либо в чистом виде, либо в сочетании с ламеллярным, а также содержащим фосфатидилхолин базовым кремом.

Противовоспалительные вещества

В препаратах для кожи 11-кето-β-босвеллиевая кислота (КБК) и 3-ацетил-11-кето-β-босвеллиевая кислота (AKБК) оказывают противовоспалительное действие, которое, среди прочего, приписывают ингибированной 5-липоксигеназе, это свойство проверено in-vitro. [10] Этот фермент отвечает за формирование запускающих воспаление лейкотриенов. Также было описано влияние на синтез простагландина Е2. Одной из причин может быть ингибирование циклооксигеназы-1 (СОХ-1), которая, в противном случае, приводит к образованию простагландинов, таких как простагландин Е2 из арахидоновой кислоты. Простагландин Е2 изменяет проницаемость сосудов и, следовательно, вызывает покраснение кожи.

Следует, однако, отметить, что исследователи все больше и больше понимают, что основная противовоспалительная активность экстрактов ладана заключается в ингибировании различных протеаз. Эта теория, прежде всего, объясняет противовоспалительное действие в случае розацеа, псориаза и фото повреждений, таких как солнечные ожоги и актинический кератоз. К этой категории относятся и радиационные повреждения кожи, полученные во время лечения рака. Представителями этих протеаз являются, прежде всего, катепсин G и эластаза лейкоцитов. Катепсин G - сериновая протеаза, например, может повреждать белки матрикса, такие как коллаген и эластин. Катепсин G отлично ингибируется бета-босвеллиевой кислотой и 3-ацетил-β-босвеллиевой кислотой. [11]

Ингибирование протеаз объясняет, почему нанодисперсии с ладоном настолько эффективны в уходе за кожей склонной к розацеа. [12] В случае розацеа, сериновые протеазы главным образом разрушают естественные противомикробные кателицидины. Антимикробной защиты становится недостаточно и, из-за патогенных микроорганизмов флоры кожи и экзогенных микробов проявляется воспаление.

В случае нейродермита, прежде всего, структура, формирующая филаггрины, либо разрушается патогенной гиперактивностью протеаз, либо недостаточно формируется из-за генных дефектов. [13] Протеазы также активируются в случае фото повреждений и затем разрушают коллагеновые структуры. Именно поэтому препараты, содержащие ладан, также эффективны в случае фото повреждений кожи. [14] Еще одним интересным наблюдением, в контексте противовоспалительного воздействия кислот смолы ладана, является ингибирование сигнального пути NFkB. [15] NFkB является фактором транскрипции, который активируется в случае воспалений и отвечает за иммунный ответ – и, следовательно, очень важен в контексте аутоиммунных заболеваний.

Заключение

Экстракты смолы ладана демонстрируют широкое разнообразие противовоспалительных эффектов, которые еще не полностью выяснены. До сих пор обсуждается биохимическая значимость конкретных механизмов. Несомненным является то, что правильный уход за кожей с использованием соответствующих препаратов, на практике, приводит к значительным результатам.

С сегодняшней точки зрения, не смотря на то, что эфирные масла, полученные из смолы путем дистилляции водяным паром, обладают характерным запахом смолы и вносят свой вклад в индивидуальный уход, не имеют соответствующих фармакологических эффектов. Они перерабатываются в ароматические масла или ароматические эссенции, которые используются в косметических препаратах или в ароматерапии. Происхождение смолы является решающим фактором конкретного аромата. Основные компоненты масел – низкомолекулярные терпены [16] и, как уже говорилось в начале, ароматические эфиры и альдегиды.

Литература
1. H. Lautenschläger, Emotionsauslöser - Streifzug durch die Welt der Duftstoffe, Kosmetische Praxis 2010 (5), 10-14
2. G. Meyer-Chlond, Ein fast vergessenes Heilmittel, Die PTA in der Apotheke 2011 (12), 26-27
H. Lautenschläger, Grenzgänger - Kosmetische Hautpflege auf den Punkt gebracht, Beauty Forum 2010 (8), 27-29
3. B. Meier, J. Rethage, Olibanum indicum: indischer Weihrauch - eine Übersicht, Phytotherapie 2007 (1), 1-7
4. M. Paul, J. Jauch, Efficient preparation of incensole and incensole acetate, and quantification of these bioactive diterpenes in Boswellia papyrifera by a RP-DAD-HPLC method, Nat Prod Commun. 7(3), 283-8 (2012)
5. F. Shi, J. H. Zhao, Y. Liu, Z. Wang, Y.T. Zhang, N. P. Feng, Preparation and characterization of solid lipid nanoparticles loaded with frankincense and myrrh oil, Int. J. Nanomedicine 7, 2033-43 (2012)
6. R. H. Müller, Historische Entwicklung und heutiger Stand der Technik von nanodispersen Formulierungen, Vortrag, 19. Jahrestagung der Gesellschaft für Dermopharmazie, Berlin 2015
7. H. Lautenschläger, Biodegradable lamellar systems in skin care, skin protection and dermatology, SOFW-Journal 139 (8), 2-8 (2013)
8. J. Hüsch, J. Bohnet, G. Fricker, C. Skarke, C. Artaria, G. Appendino, M. Schubert-Zsilavecz, M. Abdel-Tawab, Enhanced absorption of boswellic acids by a lecithin delivery form (Phytosome®) of Boswellia extract, Fitoterapia 84, 89-98 (2013)
9. H. P. Ammon, Boswellic acids in chronic inflammatory diseases, Planta Med. 72 (12), 1100-1116 (2006)
10. L. Tausch, A. Henkel, U. Siemoneit, D. Poeckel, N. Kather, L. Franke, B. Hofmann, G. Schneider, C. Angioni, G. Geisslinger, C. Skarke, W. Holtmeier, T. Beckhaus, M. Karas, J. Jauch, O. Werz, Identification of human cathepsin G as a functional target of boswellic acids from the anti-inflammatory remedy frankincense, J Immunol 183 (5), 3433-3442 (2009)
11. H. Lautenschläger, unveröffentlicht
12. J. Levin, S. F. Friedlander, J. Q. Del Rosso, Atopic Dermatitis and the Stratum Corneum, Part 1: The Role of Filaggrin in the Stratum Corneum Barrier and Atopic Skin, J Clin Aesthet Dermatol. 6 (10), 16-22 (2013)
13. P. Calzavara-Pinton, C. Zane, E. Facchinetti, R. Capezzera, A. Pedretti, Topical Boswellic acids for treatment of photoaged skin, Dermatol Ther. 23 Suppl 1(0), 28-32 (2010)
14. T. Syrovets, Y. Laumonnier, B. Büchele, T. Simmet, Pentacyclic triterpenoids from Boswellia serrata inhibit NFκB activation and TNF-α release. Implications for the treatment of chronic inflammatory diseases, Z Phytother 2006; 27 - P33
15. H. Lautenschläger, Duftstoffe, Vitamine und Hormone - das ABC der Terpene, Beauty Forum 2010 (3), 56-58

Любое копирование ЗАПРЕЩЕНО!
  • Ладан - смола с целебной силой

Рекомендуемые товары

Теги: ароматерапия, компоненты для косметики